Взгляд из тюрьмы

Неприветствующиеся статьи. "Психи"

назад | оглавление | вперед

Приведенное ниже письмо я уже, кажется, когда-то печатал. Но теперь, похоже, нашел на этот вопрос, с помощью Артура Саканяна и его книги "Театр одного зрителя" более адекватный ответ.

Читал вашу предыдущую рассылку (имеется в виду вот этот выпуск - В.Л.) - тронуло до глубины души, особенно рассказ про парня, которого посадили за мешок картошки. Не нахожу слов, чтоб выразить свои эмоции, ведь на его месте мог быть любой, и не имея определённой зашиты (блата, знакомых) в этих ужасных тюремных камерах - и вот так сразу в расход, за картошку, но ведь есть же какие-то гуманные понятия, даже у тюремщиков, ладно бы он кого убил, изнасиловал, но так...
И если честно, в вашем рассказе я прочувствовал некую наплевательскую нотку про таких людей (...даже то, что я узнал про него не притупило...), как будто вы смотрели на это спокойно, если сами не участвовали в этом беспределе. Конечно, хорошо не оказаться на его месте, никто не хочет быть слабым, опущенным, но разве мы решаем своё место в жизни, окружение, отношение к нам, свою судьбу?

Парень этот забрал мешок картошки у старенькой бабули, причем на глазах у всех - это уже квалифицируется как грабеж. Кроме того имел уже условный срок, тоже не по ошибке, т.е. выводов никаких не сделал. Так что вы зря так разволновались. Кроме того, когда я был с ним в карантине, там он попытался "кинуть на тряпку", т.е. заставить убирать - стать чертом, человека несколько умственного ущербного и беззащитного... За что еще там получил по морде.

Так что получается, что срок он свой получил вполне правильно и был наказан за поступок и несовместимую с жизнью в обществе мораль. Опущен, т.е. уже наказан морально, за неуважение и покушение на человеческую душу. Здесь будет очень уместным привести фрагмент 3-й книги трилогии Артура Саканяна "Театр одного зрителя" (http://sakart.masterscity.net)

- Доктор. Как же это получается, что любовь убить, что человека пришить - всё едино?

Голос благоразумия шепнул доктору: - «Пахан хочет реабилитировать своё лидерство, и не забывай, что он твой защитник». Доктор согласно кивнул головой и ответил:

- Конечно, не едино. За убийство любви, за то, что человек убил человечность, никто не судится в миру.

Пахан удовлетворённо закивал, открыл рот и, полуобернувшись к зэкам, протянул руку в сторону доктора, чтобы сказать своё слово. Доктор сразу же понял, что пахан намерен взять реванш и станет давить его своей логикой. Не успел пахан и слова сказать, чтобы вывести доктора «на чистую воду», как доктор быстро добавил:

- Просто за убийство любви спрос иной получается.

Пахан резко обернулся к доктору.

- Что ещё за спрос? - презрительно выкрикнул он и даже привстал.

Мгновенно возникла такая тишина, что сквозь жужжание мух доктору послышалось тяжёлое биение сердец. Доктор понял, что теперь он завязнет в разборке, и растерянно посмотрел в сторону начальника тюрьмы.

- Всё! Марш по камерам! - пришёл на помощь начальник тюрьмы, но такой рокот прокатился по залу, что главный тюремщик поспешил отступить назад.

«Надо брать огонь на себе», - подумал доктор и, подняв руку, выкрикнул:

- Я прошу несколько минут.

Волна недовольства сразу пошла на убыль, и доктор спокойно продолжил:

- Был задан вопрос, но мне он показался странным. Разве вы не знаете, что сами наказываете за убийство любви? Вы же сами наказываете за исковерканную душу.

- Как это сами наказываем? Как это? - сразу раздались удивлённые голоса с мест.

- Хорошо, я объясню, - сказал доктор, - Но сначала ответьте мне на несколько вопросов. Вы над насильником издеваетесь?

- Да! - хором ответил зал.

- А если был изнасилован ребёнок, ещё больше издеваетесь?

- Да! - загремел зал.

- А почему? Ответьте, почему насилие над ребёнком для вас читается ещё большим преступлением?

Вразнобой посыпались ответы, и доктор моментально подвёл итог:

- Потому что у детей невинные души, и в них убили любовь к жизни?

- Да! - выдохнули зэки, а доктору в этом смрадном зале внезапно почудился дивный запах свежескошенной травы.

Доктор сделал глубокий вдох и спокойно продолжил:

- Но ведь судья в своём приговоре только плоть осудил. Он о душе говорил?

Он за убийство любви, за исковерканную душу осудил?

- Нет! - как по команде, выкрикнули зэки.

- А кто осудил? - спросил доктор, заранее зная, что ответ тут только один.

- Мы! - радостно завопили зэки.

- А если мужчина убил жену за измену, вы его оправдываете?

- Да! - твёрдо заявил весь зал.

- Потому что он убил из-за своей поруганной чести и любви?

- Да! - ещё твёрже вылетел ответ.

- Судья за убийство осудил, а вы оправдали?

- Да-а-а! - восторженно завопил весь зал изо всех сил.

Доктор выждал пока эмоции улягутся и сам крикнул:

- Теперь все согласны, что за убийство любви, за исковерканную душу спрос иной, и вы сами судите за это.

- Да! Так выходит, - прокатилась волна возгласов, но сдержанно и с оттенком удивления

-----

Еще письмо:

Здравствуйте, zegmant.
Не могу не удивиться Вашей энергией... Энергии для написания рассылки... Спасибо. Хотелось бы в вашей рассылке увидеть статьи УК, которые считаются "тяжелыми" для человека попавшего за решетку.

Раньше были мужеложство (даже активное), но теперь в большинстве постсоветских стран статьи эти упразднены.

Изнасилование. Особенно изнасилование несовершеннолетних. Попал однажды к нам некий тип, изнасиловавший свою 11-летнюю дочь. О его приходе уже вся тюрьма знала. Менты закинули в хату - именно закинули, пинками. Около часа зеки без остановок его били. Обосцали на параше - опустили, то есть, таким образом. Потом менты зашли, посмотрели - "ай-я-яй, как ты ушибся... надо ж аккуратней на пальму прыгать. Аж обосцался с перепугу..." и потащили в другую хату. Там то же самое. И так далее.

Бессмысленные и особо жестокие убийства. Парень 21 год, убил ножом свою 35-летнюю тетку и ее мужа (родителей у него не было, только эта тетка). Потом мертвую трахнул. Потом пошел и убил еще своего сверстника - зачем, не понятно. С виду вроде нормальный... Этого братва не тронула - хоть очень пытались подвести. Но парень действительно нормально держался, обосновал - мол, мое дело и мои счеты...

Я с ним потом и на этапе был - его с Калининграда на Серпы на экспертизу везли. В "столыпине" нас в отдельное "малое" купе закинули. Долго беседовали. Мне было интересно, что ж его на такое подвинуло, что чувствовал. А так как он меня решил расспросить, как правильно вести себя на экспертизе, что надо говорить, то и я мог его спокойно расспросить обо всех деталях.

Все, что он совершал, он хорошо помнил - значительно лучше, чем обычно. "Могу смотреть на это как на экране", говорил он. Зачем сделал - толком сказать не мог. "Достали". Все происходило как во сне - ни мыслей, ни эмоций. Нож приготовил заранее. А сверстник - "стукачом был". Не скрывался - когда за ним на третий день приехали (сидел у друга по соседству), спокойно сдался. Общее его развитие я бы оценил как вполне нормальное, только затравленность какая-то, да оглушенность небольшая... Но таких я и по воле сколько угодно встречал. Постарался вспомнить весь курс психиатрии (он меня, правда, в свое время мало вдохновил), расспрашивал его и так, и эдак, но никаких признаков больной психики не нашел. А тюрьма в таком возрасте кого угодно приглушит.

Бог его знает, что там в наших черепушках перемыкает... Его бы не в тюрьму, а к реальному психологу... Но это не в наших правилах. О помощи никто не думает - зачем? Пожизненный срок намного надежнее. А по результатам работы психотерапевта кто гарантию даст...

Я помог ему, чем смог, рассказал, как себя вести, что говорить - думайте что хотите... Постарался нащупать проблему в его сознании и показать ему. На мгновение в глазах появилась радость понимания. А в качестве благодарности и осознания истинности своих целей, методов и убеждений этого уже очень много...

Меня не знали тогда куда воткнуть, вот и посадили вместе с "психами" - т.е. едущими на экспертизу в Институт психиатрии имени Сербского в Москву. Был еще один мужик безкрышевый - как в буквальном, так и в переносном смысле. При задержании ему рукояткой пистолета провалили череп. Были бы мозги, наверное бы умер, а так около года на тюрьме кантовался, гнил. Как я понял, у него начался остеомиелит костей черепа и он с гордостью показывал и давал пощупать огромное пространство на голове, мягкое, как приспущенный футбольный мяч... "А вот через эту дырочку у меня вытекают мозги" - говорил он, показывая дурно пахнущий свищ в голове.

К слову, этап с "психами", да еще дважды с особиками были самыми спокойными и интересными среди одиннадцати таких поездок. С "нормальными" же людьми - постоянно какие-то напряги, шум, разборки... Парадокс...

К неприветствующимся статьям относится также осквернение могил (тянут когда кресты и оградки на металлолом) - они у нас назывались "крестоносцы" и жили вместе с чертями, драили хату и парашу.

Обоснование, по какому признаку арестанты решают чью-то судьбу - кого опускать, а кого поднимать, думаю, вам стало понятным из фрагмента "Тетра одного зрителя". Мне кажется, очень доступно написано.
------------

Этот выпуск мы с вами можем обсудить у нас на форуме http://forum.tyurem.net. Я открыл специально для этого тему "Преступление и наказание". Заходите.

Еще раз обращаю внимание на новую рассылку об истории тюрем, пыток, казней, наказаний. Полезным бывает узнать, до чего доходит человеческая изобретательность в деле убийства и мучения себе подобных. Будет интересным, думаю, также история эволюции пенитенциарных систем и взглядов человечества на проблему преступления и наказания.

назад | наверх | оглавление | вперед

ОБСУДИТЬ НА НАШЕМ ФОРУМЕ | В БЛОГЕ | Поставить оценку