Реформирует ли ФСИН институт неформальных авторитетов?

 

На сайте размещено с разрешения автора
назад | оглавление | вперед


Под сенью проводимой директором ФСИН РФ Реймером А.А. перестройки всей пенитенциарной системы изобличаются действительные минусы старой системы и провозглашается социально-гуманная направленность новой реформы. Парадоксально, но люди в неволе наделены большими правами, нежели люди на свободе.
Помимо внешних преобразований, в тюремной системе должны произойти и перемены внутренние: среди которых стоит отметить смену как поколения авторитетов криминального мира, так и критериев соответствия статусу неформального лидера – авторитетности. Возможны также изменения статуса и самих осужденных. Гуманизация карающей системы должна сосредоточиться на исправлении и перевоспитании лиц, однажды совершивших роковую ошибку, ошибку, стоимостью в годы лишения свободы.
Молодое поколение осужденных уже сейчас приобретает новое мышление. Сейчас в авторитете не тот, который живет идеями воровского сообщества; но тот, кто способен более эффективно решать проблемы и разрешать конфликтные ситуации как между осужденными, так и конфликты сотрудников с заключенными. Авторитет силою берется. Да, решение конфликтов ценилось во все времена, но сегодня приобретает новый смысл: прежняя верность воровским понятиям сменяется лояльностью официальной власти, гибкостью и умением найти компромисс, чтобы решить проблему на предварительной стадии, не доводя конфликт до открытого столкновения. Повысился уровень и глубина сотрудничества между авторитетами преступного мира и представителями правоохранительных органов. Права осужденных преобладают над обязанностями работников УИС, и получается, что система становится вечной заложницей своих «содержанцев»: сотрудники учреждения просто не справляются с оказанным им доверием в плане наделения обязанностями. И на волне, на самой ее вершине, оказываются те, кто уверенно знает свои права и знаком с обязанностями должностных и ответственных лиц, служащих в УИС. Но знать – мало. Нужно еще иметь мудрость и пренебречь гордостью, т.к. естественно, что права в полном объеме реализованы быть не могут, а в администрации исправительных учреждений тоже обыкновенные люди работают. Порой даже серые и весьма посредственные, которые и о своих-то правах не слышали и не читали, не то, что о правах осужденных. Таким образом, знание своих прав и обязанностей сотрудников ИУ, а также способность к компромиссу и бесконфликтному решению вопросов обеспечит некоторым заключенным признание их авторитетности. Отсутствие гордости и честолюбия – необходимые качества.
Раньше сила решала все. Сила и сейчас решает многое, только люди все чаще возвращаются к издревле известной мудрости: Scientia potentia magna est (Знание – большая сила). Но силе знания противостоит грубая физическая сила, хоть и проигрывает в этом противостоянии. Насилие всегда побеждалось силой духа. Власть дубинки рушилась перед властью слова и смирения. Смирения как умения принимать все – и добро и зло – с миром, без агрессии и раздражения. О правах человека раньше не слышали, и не говорили. Времена меняются. И сегодня вновь сила заключается в Знании.
«Знание – сила» - вот характерный признак не только прогрессивного европейского общества с ее концепцией непрерывного образования, но и современной пенитенциарной системы. Хотя эта истина актуальна в веках и непреложна в любых эпохах и сообществах: информация правит миром. Знание обретается путем образования. Образование – это процесс становления психологически зрелой личности, протяженностью в человеческую жизнь: dum spiro – studio (пока живу – учусь). Знающий человек пользуется авторитетом, а умеющий управлять своими знаниями славится мудрецом. Этот закон верен в любое время.
Итак, образование – неотъемлемая составляющая авторитета в нашем постиндустриальном – информационном – обществе. Причем авторитетность образованного человека распространяется не только на уголовное окружение, представленное малограмотными людьми, регулярными постояльцами тюрьмы, у которых слово «тюрьма» запечатлено на лице, у которых снижен интеллект, утрачена воля и стерты эмоции. Авторитетность распространяется также и на сотрудников ИУ, и на родственников осужденных, и на иных неравнодушных людей. Уровень компетенций определяет степень авторитетности.
Марута Гойло, директор Балтийского Учебного Центра для заключенных NET University и давний автор альманаха «Неволя» так рассуждает о новом поколении криминальных авторитетов:
«…в уголовном мире на горизонте уже иной пейзаж. В будущем востребованы будут те, кто сможет дать людям сильные эмоции, ощущение хождения по краю. Это будет особенно цениться и вызывать всеобщее одобрение. На этот социальный заказ установка уже дана, причем не только в уголовном мире.
Во всех слоях общества отбор осуществляет ”социальный заказ” – влиятельным становится тот, кто вовремя понял условия новой игры».
Резюмируя свои размышления о смене поколения авторитетов, госпожа Гойло делает такой вывод: «на смену “бывшим” уже идут другие – с деньгами, связями, образованием и, главное, они работают».
Уголовный мир теряет свои репутационные очки, жизнь “по понятиям” утрачивает влияние и уважение. Теперь нужно уметь жить в цивилизованном мире, сообразуясь с гражданско-правовыми нормами и обще-гуманными ценностями. Теперь нужно готовиться к освобождению с первого дня заключения. У нынешних осужденных появляются уникальные возможности превратить 5 лет тюрьмы в 5 лет университетского образования. И свой маргинальный статус “осужденный” дополнить социальным статусом “студента”. Внутренние перемены в душе человека происходят с первого дня заключения, а вектор этих изменений диктует служба исполнения наказания в содружестве с гражданским обществом.
Образование может стать верным решением в воспитательной работе с осужденными. «Перевоспитание возможно: меняются социальные установки, иерархия духовных и социальных ценностей человека, его морально-нравственная ориентация. Возможна ли ситуация, когда в колонию попал человек, ставящий на первое место деньги, на второе – удовольствия, а на третье – умение “развести лоха”, а через 3-5 лет вышел тот, для кого на первом месте – дружба, на втором – семья, а на третьем – стремление сделать в жизни хоть что-нгибудь полезное? Перевоспаитание осужденных возможно и необходимо. С одной важной оговоркой. Многие осужденные нуждаются не в перевоспитании, а в развитии тех положительных качеств личности, которыми они уже обладают”.
Так рассуждает в «Российском тюремном журнале» (№3) главный редактор А.В. Бабушкин, с которым я полностью согласен. Но почему офицеры федеральных служб ждут приказов сверху? Почему никак не поощряется благая инициатива, зато активно применяются репрессивные меры к нарушителям режима содержания? Хотя, спешу согласиться, что испытания и успешное преодоление жестких барьеров лучше закаляет характер. И победа над гнетущей обыденностью дает человеку больше сил, а соответственно и – шансов стать авторитетом и быть им не только в тюрьме, но и в свободном обществе, и в верной семье и среди преданных друзей.
30.11.2010
Марк Либерман

назад | наверх | оглавление | вперед

ОБСУДИТЬ НА НАШЕМ ФОРУМЕ | В БЛОГЕ | Поставить оценку