Жизнь и психология тюрьмы

Илма
"Мое фанданго"

назад | оглавление | вперед

Сегодня я ничего не написал, но мне прислали невероятно живую книгу о событиях реальных "Мое фанданго". Не могу не поделиться с вами. Весь текст на здесь.

***

День десятый (19 лет - обратный отсчёт)
Сегодня я разговаривала с мамой.

Когда всё началось - я пыталась ей рассказать, потом ещё пыталась рассказать подругам (какая я была дура!) МНЕ НИКТО НЕ ПОВЕРИЛ! Это трудно понять - ведь тем, кто с этим не сталкивался кажется, что уж "меня то не проведёшь"! Какая самоуверенность! Он пустил пыль в глаза всем - кого я знала - и всех от меня этим изолировал, потому что как вы можете общаться с человеком, лицо которого каменеет, как только вы затрагиваете определённую тему? Ты говоришь, как с глухими, и постепенно приходишь к выводу, что надо постоянно притворяться и говорить не о том, что бы сохранить хоть какое то общение. Сейчас мне это уже не нужно.

У меня никогда не было синяков. Только по бокам.И на спине. Но ведь спину никому не видно, а открытые платья он не разрешает мне одевать

Мама тоже мне не верит.Она сразу становится чем то очень занята.У меня навязчивая идея, а с больными лучше не говорить на темы этих идей . Так сказал ей он. И она верит.

У него во рту было лезвие. Он целовал меня и резал. Порезы потом страшно саднили,
но я терпела. Я никогда не плакала при нём, потому что его это приводит в бешеную ярость.
Сегодня ночью мне приснилось,что у меня есть дети. Какое счастье, что их у меня нет.

Я знаю - я не должна это терпеть, я должна что то придумать, но ЧТО ?



день девятый (19 лет)-обратный отсчёт

Я никогда не задумывалась над тем, что именно толкает обычных людей на преступление.

Как случается так, что обычный человек,который ест спит и ходит на работу вдруг берёт и убивает того, кто рядом (обдуманно или в состоянии аффекта?)
Я была красивой. Вернее, когда то я была красивой. Сейчас у меня бледное и равнодушное лицо.
Я знаю,что должна что то сделать, что бы вернуть себе свой смех.Он никогда не отпустит меня - и это просто понять. Если ты вынужден играть и притворяться,то, когда находится человек, с которым ты можешь быть собой - ты вцепляешься в него, и не можешь его отпустить.
Но я всё равно уйду. Даже выход в небо - всё равно выход.
Когда то я винила себя. Думала, что не надо его раздражать,что надо попытаться понять. Что видимо "есть повод" - в конце концов все его друзья пытаются лезть мне под юбку. Я перестала с ним ходить в гости и на улицу. Я всё время сижу дома.

Странно, но всё что происходит приводит меня в состояние обратное тому, что он ожидает.
Что делать, когда тебе больно каждый день и никто не верит,и некуда уйти?
Произошёл перелом не в ту сторону. Он ждёт полного подчинения и тупого страха. Но этого не будет никогда. Я стала очень хитрой и молчаливой.

Я думаю . Не мешайте мне.


День восьмой -(19 лет-обратный отсчёт)

Сегодня я ходила ко врачу. Потому что заболела.
Врач видел синяки и спросил - что это. Я умею молчать Потому что если б начала говорить - непременно бы расплакалась, а я никогда не плачу при чужих.
Я сказала, что упала.

Хорошо, что у меня нет детей. Когда я забеременела,я так радовалась, теперь я думаю, что хорошо, что всё так вышло.

Перелом произошёл в тот день, когда у меня случился выкидыш. Тогда он в первый раз испугался. Он плакал и говорил, что очень любит меня и никогда так больше не будет. И я вдруг ясно представила, что однажды он забъёт меня до смерти, а потом так же будет стоять на коленях и плакать - но мне будет уже всё равно.

Я любила многих мужчин. Многие любили меня - но как вышло, что на меня нашло такое затмение, что я вышла замуж именно за него?
И как вышло, что я теперь даже не замечаю его красоты и испытываю счастье только то того, что сегодня он меня не трогал?

Я проснулась ночью.Мысль была как озарение:
НАДО ВСЁ ПРОДУМАТЬ ТАК, ЧТО БЫ ОНИ НИЧЕГО НЕ СМОГЛИ ДОКАЗАТЬ.

А я умная девочка.
Ты ещё не знаешь, дорогой, НАСКОЛЬКО я умная девочка

..........

Я опять в КПЗ. Я жду этапного дня. Мой день - пятница. Никто не будет просто так гонять "автозек".
Хорошо, что Женя приходит. После объявления меры пресечения в суде он сказал мне - ты проиграла сражение, но проигранное сражение - не есть ПРОИГРАННАЯ ВОЙНА!.
Точно. Нельзя, нельзя, нельзя раскисать.
И я не буду. Это не поможет.
В пятницу меня забирают в СИЗО. В автозеке ещё где то десять человек. Я знаю - меня везут в тюрьму, но я держусь. Мне страшно. Конечно, страшно, но разве я могу сейчас пускать сопли ?

Приехали. Нас выводят.
Комната. Она называется "сборка". В сборке собираются все этапы - все кого привезли после следственных действий- очных ставок, ознокомлений с делом, результатами экспертиз итд. С десяти КПЗ на сборке около ста человек.
Мы ждём досмотра.
Комната. Шесть конвойных. "вещи на стол" - они копаются в моих шмотках на предмет "нычек". Нычек у меня нет - только сигареты. Врассыпку в пакете. На личный осмотр - "раздеться" - я здесь первый раз, но мне уже понятно, что дальше я буду стараться избегать этой процедуры. Как - я подумаю. Я узнаю.
Меня возвращают в сборку. Мы все ждём "режимника" - режимник разводит по камерам, согласно режиму, указанному в твоей карте.
На это ушло много времени. Ужасно много.
Меня ведут в камеру. Я до сих пор не могу поверить, что я всё таки здесь.
Дверь закрывается. Теперь - держаться.

В камере много баб. Я не знаю, сколько точно, но где то 80 наверное. Нары в три этажа.
Я иду к дальним внизу - они свободные. Кидаю рюкзак и ложусь. Сейчас копаться в вещах неохота. Разговоры постепенно затихают. Новенькие всегда вызывают интерес.
Я вынимаю из рюкзака кипятильник. Ставлю на тумбочку кружку с обмотаной ручкой и кладу в неё ложку. Кипятильник - это хорошо.
Я не знаю, что делать дальше - я просто жду.
Мне уже не страшно. Какой смысл бояться если всё равно не можешь выйти?

Ко мне подходит красивая плотная женщина лет тридцати " Как зовут?"
Я отвечаю ей. Достаю сигареты - протягиваю. Её зовут Альфия. Она красивая татарка и говорит так, что я успокаиваюсь. Потом она отходит.

Проходит ещё время, прежде чем ко мне подходит другая баба - у неё плоское лицо, широкая кость. Она невысокая и очень крепкая. Сокамерницы зовут её Мотька.

"Какая у нас красивенькая девулька появилась..." - Всё. Началось. Я знаю, что она будет доёбываться, пока не заварит бучу. Я должна этого избегать.
" ну чо, девулька, откуда мы такие сладенькие? " - сзади за её спиной худенькая девушка с острым носиком и лицом мыши.
Мотька подходит ближе. я сжимаю кипятильник в кармане. Я не знаю, что мне делать. Прошло слишком мало времени - за меня никто рубиться не будет. У меня нет "семьи".

В женской тюрьме живут "семьями". Внутри семьи все делят передачи и поддерживают друг друга. Семью определяет не статья, а социальный статус по воле. Без семьи здесь не выживают. Все глупые фильмы и романы о женской тюрьме и о том, как "один в поле воин" - просто херь.
В женском СИЗО нет законов и авторитетов. Нет понятий. Здесь творится беспредел. Здесь режут, бъют и сажают на ерши - по причине и без, 90 % сидящих в СИЗО - это убийцы - бытовушницы. (аффект, опьянение,тяжкие телесные со смертельным исходом итд) остальные десять процентов сидят за грабёж и хулиганку.

У меня нет семьи. Поэтому я сжимаю в кармане кипятильник (если подойдёшь ближе и замахнёшья - я воткну тебе его в промежность, сука!) и прошу у бога, что б эта баба отошла.
Я достаю сигареты. Много. Протягиваю ей (уйди!). Она берёт. Разворачивается, собирается уйти. Я вздыхаю. Я так сжала кипятильник, что с трудом разжимаю руку в кармане.

Вдруг она резко останавливается и идёт назад.
"А чо так мало? Тебе жалко? Для нас жалко? Ты жадная сучка" - Она дёргает меня с нар и рывком за свитер поднимает на ноги. Чёрт, сильная.
Я смотрю ей в глаза - я не жду. Откидываю голову назад и бью лбом ей в нос. Кровь. Сразу и много. Получи, тварь!
"Эта сука мне нос сломала!!!" - и тут же , как по команде, её "семейницы" кидаются на меня.
Человек пятнадцать. Я теряю равновесие и падаю.
Альфия что-то кричит и тут же я не вижу, а скорее чувствую, что кто-то оттаскивает от меня "мышь" которая вцепилась в волосы.
Дверь открывается. Забегают конвойные.
Но здесь сразу - тишина. Я поднимаюсь с пола. Мне повезло, за меня кто-то "впрягся". я не знаю кто.

Врач изолятора спрашивает меня , как это случилось. Я отвечаю - упала. Она кивает. Она слышит это почти каждый день. Пока я никого не вложила - у меня есть шанс выжить. Стукачке шанса нет.
У меня только рассечение брови - но крови много. Я "блидер" - человек, у которого из самой ничтожной ранки будет сильно течь.

Меня возвращают в камеру. Я иду по проходу. Тишина, но на меня никто не смотрит - для них меня уже нет. Я понимаю это.

назад | наверх | оглавление | вперед

ОБСУДИТЬ НА НАШЕМ ФОРУМЕ | В БЛОГЕ | Поставить оценку